AAAAA A A А x

100 лет офицеру войск правопорядка Алексею Ильину

Мы начинаем серию публикаций об участниках Великой Отечественной войны: фронтовиках - ветеранах войск правопорядка и родственниках действующих сотрудников и военнослужащих Росгвардии, принимавших участие в боях Великой Отечественной войны.


Сегодня мы рассказываем об Алексее Ильине, которому недавно исполнилось сто лет. и которого с юбилеем поздравили офицеры Росгвардии.

 

На парадном кителе Алексея Алексеевича – орден Отечественной войны 2-й степени, медали «За победу над Японией» и Жукова, многочисленные ведомственные награды. Больше двадцати лет прослужил ветеран в органах внутренних дел и в конвойных частях, а перед этим воевал на Дальнем Востоке с Японией…

Алексей Ильин родился 27 февраля 1920 года в селе Савинове Бийского уезда Барнаульской губернии (сейчас это Зональный район Алтайского края). В двадцать лет его призвали в Красную Армию, и юноша отправился служить на Камчатку.

– Все мысли были об одном: отдать долг Родине, вернуться в родное село, выучиться, жениться… О войне мы не думали. Были твёрдо убеждены: фашисты на нас полезть не посмеют, у нас ведь такая мощная страна! А через год германские войска напали на Советский Союз…

Алексей со своими товарищами сразу написали рапорта с просьбой отправить на фронт. Но Отечеству нужны были воины не только на Западе.

– У нас здесь под боком ещё один коварный враг – Япония. Не порите горячку, бойцы. Служите там, где велит Родина, – таков был дан им ответ.

И надо сказать, что служба на дальневосточных рубежах была отнюдь не легкой. Глядеть нужно было в оба. Японцы, за четыре года Великой Отечественной войны так и не решившиеся напасть на Советский Союз, вели себя нагло, дерзко, провоцировали советских пограничников и красноармейцев: часто разъезжали на катерах в нейтральных водах. Стрелять в них категорически запрещалось. Нельзя было дать воинственному соседу ни единого повода для начала боевых действий. Вся страна на пределе человеческих сил отражала фашистскую агрессию…

От службы на Камчатке у Алексея Алексеевича сохранились интересные воспоминания:

– Зимой сугробы в тех местах были огромные. Нас на несколько суток выводили на полевые занятия, а ночевали мы без палаток. Спрашиваете, как? Вырывали в снегу яму, толстым слоем застилали ее еловыми лапами, сверху делали настилы из тоненьких елочек и засыпали снегом. В такой «землянке» располагались на ночлег. Спали, поворачиваясь по команде командира то на один бок, то на другой. Интересно, что после нескольких ночей, проведенных в «ледяной бане», никто даже не чихал…

Но вот настал победный 1945 год. Страна ликовала, празднуя окончание самой страшной войны за свою историю. Но воинам-дальневосточникам еще предстояли бои. 9 августа, выполняя союзнические обязательства, Советский Союз начал боевые действия против Японии. Мощная группировка советских войск разгромила миллионную Квантунскую армию за считанные дни, освободила оккупированную Маньчжурию и южную часть полуострова Сахалин. Но оставались еще острова Курильской гряды, с которых японцы могли легко высадиться на Камчатке.

К 16 августа 10-я стрелковая дивизия была готова к погрузке на корабли в Петропавловске-Камчатском. Алексей Ильин служил в ней командиром отделения станковых пулеметов. Предстояла десантная операция. Главная группировка противника занимала хорошо оборудованные позиции на ближайшем к Камчатке острове Шумшу. По сути это был укрепленный район с усиленными бетоном огневыми точками и глубокими подземными ходами и укрытиями на глубине до 50-70 метров. Туда в ночь на 18 августа под покровом темноты и отправились советские корабли.

На подходе к вражеской территории оказалось, что воды прибрежной полосы были нашпигованы морскими минами. Высаживаться десантникам пришлось за сто-сто пятьдесят метров от берега. Добирались до суши практически вплавь – под усиленным огнем японских орудий и пулеметов.

Упорный бой шел в плотной завесе тумана – и из-за нелетной погоды наши бойцы были лишены поддержки с воздуха. Огонь корабельной артиллерии велся вслепую и тоже не мог существенно помочь атакующим. Но благодаря внезапности и стремительности атаки красноармейцы и краснофлотцы выбили противника из передней линии окопов, закрепились на берегу.

Днем 18 августа наступила кульминация битвы за остров Шумшу – и за все Курильские острова. В атаку против советских воинов, вооруженных стрелковым оружием и противотанковыми ружьями, японцы бросили все имевшиеся танки. Около шестидесяти стальных машин стремились раздавить пехотинцев, среди которых приник к земле, вцепившись в рукоятки своего «Максима», и Алексей Ильин…

Упорный бой шел несколько часов. Бойцы подбили и уничтожили с помощью противотанковых ружей и гранат около сорока боевых машин. Отразив контратаки японцев, десантники вновь устремились на господствующие высоты. В бою двое воинов закрыли амбразуры вражеских ДЗОТов своими телами, дав возможность своим товарищам продвинуться вперёд. К вечеру враг был выбит с занимаемых позиций. А уже на следующий день японские командиры запросили условия сдачи в плен.

Алексей Алексеевич в этих сражениях был ранен в ногу – к счастью, не тяжело. В следующем году уволился в запас. На малой родине, в Алтайском крае, пожил недолго – вновь отправился на Дальний Восток, на работу, а оттуда – в Забайкалье. Там, на Балейском месторождении золота, будущий офицер внутренних войск повстречал свою вторую половину…

Ольга Терентьевна, урожденная Кочева, с которой Алексей Алексеевич прожил 58 лет, выросла в большой семье: было их четверо братьев и трое сестёр. Во время войны все отправились служить в армию, все вернулись живыми.

Ольге не было еще семнадцати, когда ее с подружками пригласили в комитет комсомола и предложили поступить на курсы связисток. «Родине вы нужны в военной форме!» – строго сказали им комсомольские руководители. Девчонки встали в строй с совсем еще детскими косичками. Служила боец Кочева в Монголии, на границе с оккупированным японцами Китаем.

И вот спустя годы, пережив войну и первые послевоенные годы, они – статный высокий мужчина и кареглазая молодая женщина – встретились в балейском парке и понравились друг другу с первого взгляда. Получилась крепкая семья.

Алексей поступил в военизированную охрану исправительно-трудовых лагерей. Переехал с семьей в Алтайский край. Служил в милиции города Барнаула. Жилось непросто. Крышу над головой – и то нелегко было сыскать. На первое время товарищ договорился, чтобы Алексей с Ольгой и сыном Сашей жили в бане. Потом нашлось место в красном уголке отделения милиции. А через несколько лет дождались Ильины и служебной квартиры.

Позже Алексей вновь надел военную форму и стал офицером внутренних войск. В семье появился второй ребенок – родилась доченька Ирина. Через некоторое время воинскую часть, в которой служил Ильин, расформировали, а ему предложили место службы в Змеиногорске, в «почтовом ящике» – так называли колонии строгого режима. В запас вышел в капитанском звании. А Ольга Терентьевна до пенсии работала машинисткой.

Алексею Алексеевичу многое пришлось повидать, но та дерзкая высадка десанта, яростная атака, смертельный бой с японскими танками навсегда остались в его памяти. 

ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ