AAAAA A A А x

Незримый бой полковника Таякина

Рассказывая о ветеранах войск правопорядка – участниках Великой Отечественной войны, нельзя не вспомнить тех, кто в послевоенные годы стоял у истоков создания вневедомственной охраны и участвовал в ее становлении. Сегодняшняя публикация посвящена Василию Таякину, возглавлявшему вневедомственную охрану Алтайского края в 1969-1975 годах.

Василий Иванович родился 8 марта 1922 года в селе Малые Бутырки (ныне в Мамонтовском районе Алтайского края). Получив среднее образование, работал учителем истории неполной средней школы в родном селе.

В сентябре 1941 года он был призван в Красную Армию. Военную службу начинал рядовым взвода охраны особого отдела НКВД. Главной задачей особых отделов в начальный период войны являлась борьба со шпионажем и предательством в частях Красной Армии и ликвидация дезертирства в непосредственно прифронтовой полосе. Постановлением Государственного комитета обороны СССР особым отделам было дано право ареста дезертиров, а в необходимых случаях и расстрела их на месте.

В апреле 1943 года особые отделы были реорганизованы в органы контрразведки «СМЕРШ» («Смерть шпионам») и переданы из НКВД в ведение Народного комиссариата обороны. Им, как и прежде, предписывалось принимать действенные меры по своевременному задержанию и обезвреживанию шпионов, диверсантов и террористов, пытавшихся проникнуть в расположение советских войск. На предложение назвать новую структуру «СМЕНЕРШ» («Смерть немецким шпионам») Сталин возразил, что «СМЕРШ» будет лучшим названием, поскольку против нас помимо абвера (германской службы разведки и контрразведки) действуют военные разведки Финляндии и Румынии, а также спецслужбы Японии.

Действительно, агрессивные устремления Японии были сформулированы премьер-министром Танакой, пришедшим к власти в 1927 году, в его так называемом меморандуме: «Я считаю необходимым, чтобы императорское правительство повело политику с расчетом как можно скорее начать войну с СССР… Нам нужно будет осуществить продвижение до Байкальского озера…» Японским генштабом был разработан военно-стратегический план под кодовым названием «Оцу», который предусматривал участие в боевых действиях против нашей страны 24 дивизий и захват Владивостока, Хабаровска, Благовещенска и других советских городов. С началом Великой Отечественной войны японцы поставляли абверу сведения о численности и дислокации советских войск на Дальнем Востоке и их переброске на советско-германский фронт, военных и экономических возможностях Советского Союза, характере грузов, поставляемых через дальневосточные порты из США. Выполняя решение Ялтинской конференции, 8 августа 1945 года СССР вступил в войну против Японии на стороне союзников по антигитлеровской коалиции.

К этому времени Василий Таякин занимал должность оперуполномоченного контрразведки «СМЕРШ» при 909-м отдельном батальоне связи 86-го стрелкового корпуса 36-й армии Забайкальского фронта. Эта армия с 1941 года обороняла государственную границу СССР в Забайкалье от японских милитаристов и с началом боевых действий приняла участие в Хингано-Мукденской наступательной операции, целью которой являлся разгром Квантунской армии в западной Маньчжурии. Главный удар наносился силами трех общевойсковых и одной танковой армий в обход Халун-Аршанского укрепленного района в направлении Чанчуня, а 36-й армии предстояло нанести вспомогательный удар на Хайлар – один укрепленных районов на территории марионеточного государства Маньчжоу-Го.

«Забайкальцы наступали в высоком темпе, по пятьдесят километров в сутки, и с ходу атаковали город Хайлар – заслон японцев на пути к Хинганскому перевалу, – вспоминал Василий Таякин. – Вокруг города, словно живые стражи, высоты с долговременными огневыми точками. Овладеть Хайларом сразу наши войска не могли… Командованием было принято решение обойти город и оставить вокруг него части на добивание этого гарнизона… Подключившись к линии и приказав переводчику прослушать разговоры, мы установили главную артерию, связывавшую оставшийся в Хайларе гарнизон, со штабом Квантунской армии, который находился в Чанчуне».

После прибытия дополнительных артиллерийских частей, включавших гаубичный полк большой мощности, и тщательной подготовки штурма советским войскам удалось взять Хайлар. Тогда и стала понятной причина ожесточенного сопротивления японского гарнизона –  Хайларский укрепрайон прикрывал лаборатории по созданию биологического оружия, а непосредственно в Хайларе был расположен один из филиалов «Отряда 731» – специального отряда японской армии, занимавшегося подготовкой бактериологической войны против Советского Союза и других государств. Накопленный арсенал позволял уничтожить с помощью смертельных болезней не одну армию: только в подземной крепости в Хайларе содержалось около 13 тысяч крыс, предназначенных для разведения чумных блох. Взятие Хайлара спасло Азию от нашествия чумы.    

Через месяц после окончания советско-японской войны младший лейтенант Таякин был награжден орденом Красной Звезды, за то, что в ходе боевых действий «умело организовал во время боевых действий контрразведывательную работу… не допустил ни одного случая дезертирства или измены Родине… всегда находился на наиболее важных участках работы подразделений». Китель офицера также украсили медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За победу над Японией».

В марте 1947 года его откомандировали в распоряжение Управления МГБ по Алтайскому краю на должность старшего уполномоченного, в 1952 году стал начальником Усть-Калманского райотдела, три года спустя отозван на партийную работу и избран секретарем Усть-Калманского райкома КПСС. После окончания Высшей партийной школы при Барнаульском горкоме КПСС работал инструктором крайкома. В 1962 году повторно поступил на службу в органы внутренних дел, избирался секретарем парткома Управления охраны общественного порядка Алтайского крайисполкома. С 1962 года служил во вневедомственной охране. В 1969-1975 годах возглавлял отдел охраны УВД Алтайского крайисполкома.

В 1971 году за заслуги в деле укрепления социалистической законности и правопорядка подполковник милиции Таякин был удостоен ордена «Знак Почета». Василий Иванович вышел в отставку в январе 1975 года. Его многолетняя служба в милиции отмечена медалями «За боевые заслуги», «За безупречную службу» двух степеней, «За освоение целинных земель», «Ветеран труда». В 1985 году в связи с 40-летием Победы он был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени. Десять лет спустя Указом Президента Российской Федерации ему было присвоено звание полковника милиции, а в 2002 году за активное участие в становлении вневедомственной охраны, большой вклад в развитие службы ветерану вручили нагрудный знак Главного управления вневедомственной охраны «За отличие».

                                                                                                

ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ